Снимки 2011 года. Остров Искья (2)

СНИМКИ 2011 ГОДА
Снова идеальная, хоть и неправильная форма — дерева…
…и колючих шишечек.
У цветков тоже идеальная форма — в каждом случае своя.А вот еще один чудной цветок — в форме ёршика. Так и будем его называть «ёршик искийский». Очень, очень славный. Поглядите на него покрупнее!
(Как выяснилось, называется растение каллистемон или совсем смешно: «краснотычиночник»)На цветке копошилась какая-то здоровенная черная муха. Сначала подумал, шмель такой. Но крылышки синие и по форме не слишком для шмелей характерные. Будем считать его шмелёмухой искьянской.
Вообще, для горожанина даже в своих краях — на даче, на шашлыках — растение, насекомое или птица очень часто оказываются безымянными. Просто птичками, букашками, травками и цветками. Предлагается такой способ: не знаем, как звать, будем давать названия сами, по внешнему сходству. Как поступили бы Адам в раю или Орфей, которым, по легендам, доверено было давать имена живым существам.
Примерно так:

      ОРФЕЙ

      Здесь чичажник и мантульник,
      лопушаник и чиграк,
      волчий локоть, загогульник,
      самоед и буерак.

      Вьются стайкой пятихатки,
      злобный вывертень жужжит,
      тихо ползают мохнатки
      и перчаточник бежит.

      Всяк несёт своё устройство,
      всяк вершит своё еройство.

      Под крупиной толкунец
      водит бойкий па-де-дец.

      Голубника костенеет,
      мухоедка яйца греет,

      ерофеевка шуршит,
      стрекомысло так лежит.

      Аполлонница с нимфеткой
      над лиловою клевреткой,
      а безвредень над ваньком,
      изумительным цветком.

      А на пне ветлуги старой
      я сижу с моей кифарой,
      и на пенье-ё певуче
      всяка тварь слетает тучей.

      И пока звучит струна,
      я даю им имена.

      написано 9–10 июля 1997 на о-ве Буяне под Казанью, где тоже было много красивого и незнакомого. Но не было фотоаппарата.
      Может, оно и к лучшему…


Есть песенка на те же стихи (с альбома «Заводной зверинец»):

Снимки 2010 года. Подмосковье(3)

СНИМКИ 2010 ГОДА
Подмосковье, Кратово. Жара

В июле-августе жара стояла сами помните какая. Давила и давила, и конца этому не было. По радио раздавали ценные советы. Например: срочно купить кондиционер. Или срочно улететь куда-нибудь в другое полушарие. Ветер гнал к нам с шатурских торфяников дым и тьму. Правда, дым был не слишком плотный и не едкий, но давящий — постоянная серая дымка перед глазами…
Когда тьма совсем сгущалась, солнце выглядело примерно так…По этому поводу написалось стихотворение. Ехали за водой и продуктами по какой-то особенно дымной дороге, со включенными фарами и на черепашьей скорости, тут оно и пришло…

    * * *

    Ощупывая фарами туман,
    вдыхая торф и нюхая дурман,
    мы вяло тащимся по спёкшейся стране
    за тем насущным, без которого нам не.

    Проходит пеший, сваренный в компот,
    буксует конный, дым пуская в рот.
    И всем подряд советуют спастись
    сквозь Дымодедово в пронзительную высь.

    Но мы с тобой в машине посидим,
    пока навек не кончится бензин,
    пока нам не совсем нехорошо –
    посмотрим, как сбывается Ужо.

    Нам Ибо Нефиг пальчиком грозит.
    Нас гидра Мет пророчеством разит.
    И дождь нам днесь никто не обещал,
    зато из дыр вылазит Убещур.

    Он выключает кондиционер,
    «Тебе, Мене» выводит на стене,
    подносит спичку к вечному огню
    и поднимает чёрную клешню.

    И красно-медное нам Иже в небеси,
    какого не бывает на Руси…

    6 августа 2010,
    полюс жары


Ежели кто не знает, «Дыр, бул, щыл, убещур» — стихотворение А. Е. Крученых. Там и другие видоизмененные цитаты имеются («мене, текел, фарес» и иные, еще более очевидные). Ибо ничто не ново. Хотя и всякий раз по-новому…

Впрочем, не всем было так же плохо, как нам. Цветы (при хорошем поливе) выглядели вполне бодрыми. Вот эти желтенькие…Или вот эти красненькие…В общем, кончилось все хорошо. Ну, подумаешь, почечная колика случилась. Прошло же! Само как-то так — раз и прошло…

Pазные летали


    PАЗНЫЕ ЛЕТАЛИ

    За окном моим летали
    две весёлые свистели.
    Удалые щебетали
    куст сирени тормошили.
    А по крыше магазина
    важно каркали гуляли
    и большущие вопили
    волочили взад-вперёд.

    Две чирикали лихие
    грызли корочки сухие,
    отнимая их у толстых
    косолапых воркутов.
    А к окошечку подсели
    две кричали-и-галдели
    и стучали в батарею,
    не снимая башмаков.

    21 ноября 1989

Песня на эти стихи (с альбома «Французский кролик»)

Ажурный ангел


    АЖУРНЫЙ АНГЕЛ
                         Памяти Б. Окуджавы

     
    Ажурный ангел на верёвочке,
    блестящий шарик на верёвочке
    и сам как будто на верёвочке
    летишь, за шиворот подвешенный,
    а рядом музыка неслышная,
    а рядом дворники китайские
    наш русский снег скребут лопатами,
    простыми русскими лопатами.

    А сверху, снизу, сзади, спереди
    часы настенные, настольные
    (и тоже, в сущности, китайские), –
    то совпадают, то расходятся
    в своих отсчётах настоящего,
    в своих расчётах настающего,
    в своих подсчётах уходящего
    и пропадающего времени.

    Но сколько провисишь – за шиворот?
    И сколько пролетишь – за шиворот –
    задорной ёлочной игрушкою,
    китайским ёлочным фонариком?
    Сто тысяч ли – пока летается,
    сто тысяч ли – пока допишется
    вот эта музыка неслышная,
    простая музыка для пения –

    пока летится и вдыхается,
    пока часы не остановятся.

    19 декабря 2005

Песня на эти стихи (с альбома «Лёгок, но не легковесен»)

Пойдука-посплюка

    * * *

    Пойдука-посплюка лежит на кровати
    в тигровых носках и махровом халате.

    Пойдука-поемка сидит за столом
    и вилку втыкает под разным углом
    в котлетку-картошку, сосику-масиску,
    при этом читая занятную книжку.

    Пойдука-взглянука, зевая-вставая,
    идет, между прочим, такая-сякая,
    но книжку увидев, занятную очень,
    сейчас же, сейчас же отнять ее хочет.

    И вот отнимает, знакомую с детства:
    увы, конфискация – главное средство…
    Ведь так некультурно читать за столом
    и вилку втыкать под неверным углом!

    – Пойдика-поспика, такая-сякая!
    Отдай мою книжку, коварная, злая!
    Не буду котлетку! Не буду компот!
    Без книжки я буду всё наоборот!

    Долой конфискацию, вредное средство!
    Да здравствует книжка, знакомая с детства!

    Пойдука-посплюка в ответ не ответит
    и, гордая, книжку подмышку ухватит,
    утащит, упрячет и законопатит,
    чтоб больше никтоб никогдаб низачтоб
    такого не смел (а не то прямо в лоб!)

    и гордо уснет у себя на кровати
    в тигровых носках и махровом халате.

    2 июня – 20 июля 2011